~все всего лишь сон~
Название: Вечер первый
Автор: Sleeping_girl
Рейтинг: пока PG, BFF5
Пейринг: Юсу точно есть, был и будет
Отказ от прав: донги нам не принадлежат, а жаль
Ворнинг: pov Чанмин (*частично), АУ типа, где-то 8 месяцев после суда

Все получилось как-то глупо.
Да, Великого Шима Чанмина считали самым жестким и плюющим на все кроме своего желудка, но ему было жаль.
Сидя в онлайн уже который час, шныряясь по каких-то сайтам, развлекая и отвлекая себя одновременно, он иногда заглядывал на твиттер.
Три придурка.
Он злился. При этом ничего не выдавая, даже в общении с Минхо, с которым какое-то время очень сблизился, но потом пришлось отказаться от длинных бесед, успокаивавших душу и мысли. Общественное мнение, чтоб его!
И во всем виноваты они!
Ладно, не они. Чанмин понимал, что главным образом злится на самого себя. За то, что загнал себя в эту клетку, за то, что смирился, за то, что никогда не имел сил, чтобы… Чанмин не знал для чего, просто после ухода этой троицы стойко образовалось ощущение, что он чего-то не сделал.
Весь прошедший год он помнил смутно. Мозг как будто абстрагировал его самого от этой жизни, где происходила вся эта бурда. Помнил только, что ему было плохо. Помнил, что часами мог лежать под одеялом, прежде чем, убедив себя в чем-то, поднимался. Помнил, что был страх, который организм теперь напрочь не переваривал.
Что-то изменилось с уходом троицы.
Но что?
Возможно, они с Юнхо бы могли найти ответ. Если бы поговорили. Если бы вообще имели привычку говорить. Чанмину казалось, что вокруг выросли стены. И ничто не могло смягчить их холодную твердую гладь. Ни слава, ни деньги, ни родные, которых слышишь только по телефону, но на деле таких далеких от тебя не столько расстоянием, сколько и километрами непонимания, порой вынужденного, порой навязанного.
Он не имел права жаловаться. Он и не жаловался.
Просто ощущал, что… отныне не сможет доверять людям так, как доверился как-то этим четверым, с которыми на протяжении таких долгих, по сути, но промелькнувших одной яркой искоркой лет.
Невысказанная злоба на лидера, упорное молчание вокруг—все это доводило, но по сути заканчивалось закрытой (в кои-то веки только твоей! - какая «радость» тт) комнатой, километрами съеденного трафика и парой слов, обмолвленных с момента прихода в дом, который упорно хотелось звать только хатой. И с некоторых пор, компашка, что тут собиралась за милую душу Юнхо, тому очень даже способствовала.
Каждый вечер он засыпал с надеждой, что ему приснится что-нибудь хорошее, что-то родное, благословив следующий день.

-Нет, Ючон… Ты видел? Это же Чанмин. Чанмин!
-Дже, стой.
Поздно.

Когда ДжеДжун налетает на него с разбега и заключает с объятия Чанмину хорошо. Ровно настолько, чтобы понять, почему сердце радостно заныло, ровно настолько, чтобы разглядеть в веселой гримасе «мамочки» всея ДБСК отблески спиртного.
-Чанмин, ты тут! – от радостной улыбки Дже все-таки хочется улыбнуться. – Я тебя так долго не видел!
-И я тебя рад видеть, - начинают срабатывать старые механизмы, говоря, что пьяному ДжеДжуну нужно во всем потакать, а то подымет такой шум и гам, что хлопот не оберешься. А сейчас этого не нужно. Отчасти совсем.
-Ты тут с Ючоном?
-Да, и с Джунсу тоже. Ты знаешь, он такая лааапочка, правда не дает себя лапать. – Тут ДжеДжун шикарно улыбается, а Чанмин уже думает, что скорей всего Дже принял на душу несколько больше, чем он подумал с первого раза, намного больше. – Ты знаешь, мы теперь все время вмееесте, - ДжеДжун повисает на Чанмине и тот ощущает, как его отчасти пошатывает из стороны в стороны. Удивляло, как он вообще до Чанмина, что стоял у барной стойки гостиницы, дошел сам, не переломав по пути все столы и стулья.
«Вместе»… ну, конечно же, мать твою, Дже!
Хочется. Правда хочется наорать на него.
Но глядя в пляшущие туда-сюда от алкоголя глаза и его, сосредоточившись, пьяное «правда не понимаю почему» хочется стукнуть по голове чем-нибудь тяжелым не его, а себя.
Ладно, он умный мальчик, все сделает правильно. Где-то тут должны быть еще два оболтуса и главным образом тот, кому отчасти можно спихнуть ДжеДжуна, пока все относительно тихо и фанаток в радиусе 10 метров не наблюдается.
-Дже, пойдем поищем Джунсу и Ючона.
-Зачеем?- Чанмин почти тащит на себе Дже.
-Хочу повидаться. В какой вы остановились гостинице?
-Мы?.. Мы не останавливались. Мы ж с самолета, Мииин, какой же ты дурааак, - Чанмин тихо посмеивается про себя и думает, что за это он на нем отыграется. Когда-нибудь. … Впрочем, это не мешало ему вести активным поиск.– Как выглядел Джунсу? Что на нем было одето?
-Одето?.. – ДжеДжун картинно хлопает ресницами и Чанмин было думает, что это бесполезно, когда тот тянет. – Большоооой шарф… - и оглушительно как показалось Чанмину икнул.
Большой шарф? Нет, теперь точно хочется стукнуть Дже. Они почти всегда носят шарф, чтобы не умереть тонким слоем масла на асфальте под массой фанаток и антифаток в частности! … Упс, нет, ошибочка. Да, вот это шарф…
-Джунсу, - он обнаруживает его у стола регистрации, чего-то выжидающего.
-Чанмин? – да, эврика, это он. Даже под этой грудой шерсти, случайно названной шарфом, не узнать глаза Су невозможно. И то, что они не поддернуты дымкой алкоголя Чанмина радует тоже.- Ох, ты нашел его, - Джунсу немного опускает шарф и Чанмин сразу хмурится.
-Ты болеешь? У тебя голос… Дже, перестань. – Дже от отсутствия внимания видимо решил, что самое то время, чтобы полезть целоваться.
-Да, я знаю, он немного сел. Ничего. К завтра поправлюсь, - беззаботно бросает он.
«Немного»… Дурак!
-А где Ючон?
Джунсу было собирался что-то ответить, но тут ввалился Ючон. Как это возможно в просторном холе, бог его знает, но именно это он и сделал, попутно, извиняясь перед каким-то старичком в униформе.
-Чанмин? – он ухмыльнулся одной из своих глупых ухмылок, от которых девки падали к его ногам штабелями, в пьяном виде это выглядело еще процентов на 30% убийственней. А потом серьезно посмотрев на Су выдал, - Су… -приложил руку на сердце, - честнслово не буду… больше… пить. Уже Чанмина вижу.
От такого заявления Чанмин только закатил глаза и уже было засобирался отобрать от своего плеча ДжеДжуна, который уже походу засыпал, как Ючон сделал пару шагов и чуть не растянулся по весь свой рост на полу холла, расписанного мазайкой.
Чанмин подумал, что Ючону повезло. Всегда рядом есть Джусу, который его подхватит. В каком бы то ни было смысле. Они это не обсуждали, но Чанмин был уверен, что реши Ючон остаться, так бы поступил и Джунсу.
Тут подошла молоденькая регистраторша и, протянув ключ Джунсу, который умудрился дотащить Ючона до стойки, сказала с примесью недовольства в голосе:
-Извините за задержку. Ваш номер C17. Это на 11 этаже. Ваш багаж?
-Он в такси.
-Хорошо, - ответила девушка и поспешила удалиться, отдав несколько распоряжений портье. – Ваш багаж занесут.
-Спасибо, - Чанмин как-то хмуро смотрел на этот отработанный до автоматизма ритуал вежливости и пристальней взглянул в глаза Джусу.
-Ладно, мы наверное… Что ты… - как-то умудрившись поддерживать Дже, который вот-вот собирался упасть и устроиться спать на полу, Чанмин прикоснулся рукой ко лбу Джунсу.
-У тебя жар! - вышло обвиняющее, впрочем Чанмин и не пытался сдерживаться.
-Нет, вчера было хуже. Сейчас мне намного лучше, правда, - и снова улыбка. Одна из тех, которые на камеру, которым невозможно не верить, но истинный смысл которых можно понять лишь отчасти. Потому что это Джунсу, самый открытый из них и в то же время самый закрытый. Читать его как открытую книгу мог лишь тот, кто, вися сейчас на его плече подобно Дже, опасно шатался из стороны в сторону, занятый кажется лишь тем, чтобы сдерживать порывы рвоты.
-Пошли, - Чанмин отбирает у него ключи и ведет Джеджуна к лифтам.
По дороге Джеджун, как будто бы проснувшись от передвижений его тушки, начинал говорить, - Чан…миииин, не хмуууурься. А то … ты страаашный,- глупо хмыкнул и чуть не растянулся по полу, споткнувшись.
-Джеее, смотри под ноги,- Чанмин оглянулся, чтобы удостовериться справится ли Су с перемещением уже тушки Ючона, и нажал кнопку вызова.
Им можно сказать повезло. С четвертого этажа спустился лишь официант, который деловито укатил тележку в сторону бара, к тому моменту, когда Джунсу что-то шепнув на ухо Ючона, тихо доволок его до лифта.
Подождав пока они все заберутся в лифт, Чанмин нажал на 11 этаж. Ючон привалился к стене и опираясь на Джунсу и поручни более или менее стоял. Дже же как только зашел в лифт, увидев свое отражение в одной из стен металлической коробки, кинулся к ней. Надо сказать Чанмин не ожидал от него такой прыти. Глупо поухмылявшись себе, Дже затем тихо сполз на пол, сев и как будто бы заснув.
-А где менеджер? Охранники? – спросил Чанмин, чтобы тишина не была настолько гнетущей.
-Нуу… - протянул Джунсу перед тем как Ючон громко зашептал ему на ухо:
-Су… Скажи моему мозгу убрать Чанмина… Он не исчезааает…
Пффф. Друг называется.
Как раз в этот момент лифт доволокся до 11 этажа, а Дже начал истерически хихикать.
-Я так не могу, хи-хи, - да, смысл слов и радостный отзвук голоса был поистине цепляющем за душу. Чанмин бы оценил, если бы не был сейчас так зол на этих двоих. Да и на Джунсу в частности тоже.
Но все же вдохнув, протянул руки.
-Никто не может, Дже, давай вставай. Давааай,-он потянул сильнее и он поддался. Джунсу с Ючоном походу уже нашли (какой там?) С17, - сейчас найдем кроватку, чтобы спихнуть туда твою тушку, я потом сделаю несколько фоток тебя вдрызг пьяного и взломав твой аккаунт на твиттере от твоего имени помещу их там. Скажешь мне свой пароль, хен? – походу это уже спрашивал, чтобы Дже не вырывался и уже засунув ключ в скважину замка.
-Конечно, донсенг. «Донги4ever578»
Ключ в замке повернулся.
Чтоб тебя, Дже, и твой болтливый язык!
Чанмин успевает заметить как Джунсу старательно отводит глаза. А Ючон тихо мямлит: «Ой… мне нехорошо…»
А Чанмин точно теперь знает, что устроив этих двоих спать кубарем хоть на полу, удостоверившись, чтобы Джунсу выпил таблетки и тоже ляжет спать, пойдет снова в бар и не затем, чтобы узнать не проходил ли тут один кореец, отзывающийся на кличку «Юно», а чтобы опрокинуть в себя бренди, а лучше скотч.






@музыка: макарена

@темы: Юсу